Панель управления
Панель управления
Панель управления
Размер шрифта:
 
 
 
Панель управления
Цвет сайта:
 
 
Панель управления
Изображения:
Вкл.

Официальный сайт

Администрации Нижнетуринского городского округа

13 августа 2014

Без деликатесов обойдемся.

   Фамилия у Юрия Михайловича знатная и, можно сказать, обязывающая: Пушкин. Но корни далеко не поэтические. Еще в петровские времена в обозе князя Меньшикова ехал вместе с екатерининским изгнанником в тобольские края, в Березов, некий чин охраны по фамилии Пушкин, ставший позднее прапрародителем семейного клана. По матери же Юрий из купеческого рода. Вот, видно, деловая жилка-то откуда проистекает.

   Юрий Михайлович – фермер. Фермерское хозяйство в Малой Именной завел еще 23 года назад. Подумал в тяжкие девяностые: как-то выживать ведь надо, семью кормить — ни работы, ни просвета. В одночасье продал заработанный когда-то на уборках в колхозе легковой автомобиль, купил три трактора, совсем стареньких, но еще пригодных в деле, отремонтировал их, прикупил еще десяток телят и одну корову, загородил, утеплил саманными стенами да новой крышей небольшой загон и приступил к жизни фермерской.

     Поначалу, как и в любом другом деле, было трудно. И хотя зоотехник по специальности – окончил зооветеринарный техникум в Ивделе – а раскручивать целое производство никто не учил, "варились" с женой Любой в собственном соку, учились на ошибках. И уже тогда, в те годы, навсегда установился их семейный жизненный график: минимум часов на сон и никаких выходных и отпусков.

    - Как двоих детей вырастили, и не припомню, — шутит Пушкин. – Хозяйство, если его любить и про вечный свой долг перед ним помнить – перед землей, перед животными, требующими постоянного внимания – оно ведь очень много времени и жизненных сил забирает. Ты, как в круге: сам себе его начертил, сам и вертишься.

   Можно сказать, выручало то, что опыт с детства приобретен: вырос он в сельской местности, в многодетной семье – шестеро их было у матери (отец умер еще в 61 году). Два брата и три сестры живут сейчас рядышком, в Качканаре и Нижней Туре, помогают, на подъем легки. Нынче вот с сенокосом знатно помогли.

    — Потому Вы в пятницу и не могли со мной встретиться? – спрашиваю я Юрия Михайловича.

    — Конечно. Какие разговоры могут быть, когда Бог солнечных деньков подкинул – лови, не зевай! А у меня кормов только на 20 дней. Вот и косили все выходные. Мы ведь сено убираем по итальянской технологии – в валки. Двести валков скошенного сена закатали, а это около восьмидесяти тонн, на три месяца, почитай, хватит моим пеструшкам деликатеса с полей.

    — И сколько у Вас пеструшек?

    - Пятьдесят голов коровушек черно-пестрой голштинской породы, двадцать из них – дойные. В самые прибыльные и яркие годы (до 2006 года) было 90 голов крупного рогатого скота и 40 из них – дойные коровы. Молоко, сметану, творог, мясо поставлял в садики, школы, госпиталь ветеранов войн. Хозяйство Пушкина быстро разрасталось в те годы. Он стал высаживать картофель, урожаи пошли хорошие. Молочную продукцию с удовольствием раскупал и частник – очень вкусная у Пушкиных сметана, честная, сливочная, густая. За мясом из соседних деревень приезжали – никогда не обвесит, да и цену не задерет. А соседи на рынок и не ездили вовсе – свое, пушкинское, рядом.

    Но в 2006 году рискнул взять в банке большой кредит. Хотелось новую технику, картофелеуборочную машину, технологию вот эту самую, итальянскую, по уборке и хранению витаминного сена, дом для работников построить задумал — хотелось пару семей взять под крыло, дать им работу, жилье, уверенность в завтрашнем дне.

   Так, как задумал, не вышло. Технику-то закупил, а вот с домом … Грянул кризис. Взятые на себя обязательства по погашению части кредитов предпринимателям в сельской местности государство не выполнило. Более того, пришлось платить повышенные проценты банку. В общей сложности только на процентах потерял за пять лет пять миллионов рублей.

   Потери, однако, не сломили. Ведь технику-то приобрел, стало быть – стимул жить не потерян. В планах теперь – расширение овощного ассортимента: хочет выращивать свеклу, морковь, капусту, лук. Что же касается дома, то прежний запрет использовать площадку земли напротив фермы (по причине принадлежности ее деревне Малая Именная) обернулся неожиданным разрешением главы округа начать строительство в другом, не запрещенном законом, месте. И потому планов – громадье.

   Но главными проблемами любого сельхозпредпринимателя остаются кадры и сбыт произведенной продукции. У Юрия Михайловича работается спокойно и сытно. Он кормит своих подчиненных, исправно и неплохо платит. Обид нет. Да только некому работать, всего лишь одна доярка на все хозяйство, один скотник да один пастух. Львиную долю работ выполняют они с женой. Юрий Михайлович и ветеринар для своих буренок да лошадки Звездочки, и кормилец. Не едут люди в деревню, а свои как-то больше в город стремятся податься.

    Проблема сбыта продукции стояла всегда, а сейчас – особенно остро. Посудите сами: его ферма производила в лучшие годы около 100 тонн молока в год, более 10 тонн мяса, 200 с лишним тонн сортового картофеля. Вполне могла бы это делать и сейчас. Но сегодня все цифры надо делить пополам, производительность вдвое 10 тонн мяса, 200 с лишним тонн сортового картофеля. Вполне могла бы это делать и сейчас. Но сегодня все цифры надо делить пополам, производительность вдвое ниже. Он контактирует как предприниматель только с госпиталем, ждет по осени перекупщиков мяса и картофеля, в частном порядке продает молочную продукцию. И все это, понятно, совсем не те масштабы, совсем не тот размах, на который он готов.

    И, наверное, поэтому мой вопрос о том, как он относится к ответным санкциям российского правительства в отношении продовольственной политики государства, запрета ввоза в страну иностранных продуктов питания, вызвал его оживление и интерес.

    — Угрозы для нашей продовольственной безопасности здесь нет никакой, — сказал Юрий Михайлович. – А мы, уральцы, вот уже три года активно развиваем свой агропромышленный комплекс, врасплох нас никакие санкции не застали. Область давно и с лихвой обеспечивает себя собственными продуктами питания. Да и без деликатесов импортных, пожалуй, обойдемся, свои делать научимся. И главное, все эти запреты, мне кажется, сработают только на руку сельхозпроизводителям — откроются дополнительные рынки сбыта. Очень надеюсь, что так и будет, что областное правительство обратит внимание и на такие вот частные фермы, а муниципалитеты поддержат их в предложении рынков сбыта.

Наталья КОЛПАКОВА.

Фото автора.

Вернуться к списку