Панель управления
Панель управления
Панель управления
Размер шрифта:
 
 
 
Панель управления
Цвет сайта:
 
 
Панель управления
Изображения:
Вкл.

Официальный сайт

Администрации Нижнетуринского городского округа

19 сентября 2017

"НАША ПЛАНКА – 90!"

 Они вместе 60 лет. А трудового стажа на двоих Камельских – вообще сотня. Милая семейная пара людей, трепетно поддерживающих друг друга, как некую драгоценность. Про таких земляков губернатор вручая им знак Свердловской области "Совет да любовь!", говорит: " Это наш "золотой фонд".

                     Чистая, светлая и очень уютная квартира с новой мебелью, видом на зеленый двор. Чистые, заботливые взаимоотношения. А когда присели сфотографироваться, то им всё хотелось подвинуться ближе друг к другу. Казалось, их сближал сам воздух, сама аура намоленного любовью помещения.

                     – В пятьдесят седьмом приехал я, помню, в Свердловск из Верхней Туры в командировку на фабрику "Урал обувь". В первое же воскресенье – молодежные посиделки под гармошку со швейницами. Я – гармонист, а Нина танцевала знатно. Тут-то я и пропал! Влюбился, как мальчишка, даром, что бригадиром уже был (не так себе, не пацан на побегушках), – улыбается Николай Михайлович.

                     Не прошло и полутора месяцев, расписались в маленьком загсе, что стоит до сих пор скромно у Храма на крови. Уехали сначала в Верхнюю, а через несколько лет перебрались в Нижнюю Туру. Он пошел работать на НТМЗ, в горячий цех, термистом-инструментальщиком, она сначала окончила медицинские курсы на "семерке", поработала 10 лет медсестрой, потом перешла в гостиницу НТМЗ, дежурной.

                    – Коля мой – очень ценный был работник. В бареованнах болванки калил, не каждому это доверяли. Там зрение свое и оставил, — с теплотой и… горечью говорит Нина Николаевна. – А уж какой он муж у меня замечательный – про это сами годы скажут. Я ведь за ним горя не знала. Вырастили и выучили дочерей (они теперь тоже пенсионерки). У нас четверо взрослых внуков, пятеро правнуков. Когда вся семья собирается вместе, так еле за раздвижным столом умещаемся! Все нас только радуют: и те, что вдалеке живут, и те, что рядышком. Помогают, поддерживают. Купаемся в их заботе. Такая у нас теперь легкая старость.

                 – А на что жаловаться-то? – вступает в разговор Николай Михайлович. – Жили неплохо: вперед не забегали, но и от других не отставали. Помнишь, какой сад у нас был? Яблони, слива, две теплицы, одной клубники по 7 ведер собирали. А как мы с тобой в отпуска ездили, всю ведь страну почти посмотрели. В восемьдесят лет никто здоровьем не блещет. Но наша планка – девяносто, правда, Нина?

               Он до сих пор с удовольствием вспоминает, как привез домой молодую жену, как они начинали, какие трудности пришлось пережить с пропиской в Нижней Туре, и как потом этот город стал для них родным.

                 А в память Нины Николаевны навсегда врезались другие воспоминания, детские. Она – дочь погибшего солдата Великой Отечественной, дитя войны родом из оккупированного немцами украинского села Косякивка Тарощанского района Киевской области.

               – Отец ушел на фронт, и мы уже успели получить похоронку. Нас у мамы трое: я, старшая сестренка и еще крохотная, две недели назад родившаяся малышка, которую мама уложила на теплой печи.

               Пришли немцы с автоматами, направили на нас дула. А в хате у нас собрались две соседки с детьми – вместе не так было страшно. И вот немецкие солдаты давай выгонять нас из помещения. Мама кинулась к печи забрать дочку, но немец прошелся автоматной очередью у нее над головой и начал орать на нас, понуждая выйти во двор: "Матка, вон!" Женщины заголосили: "Катерина, пойдем, родная, иначе и этих детей прибьют, а она, может, хоть останется жива!" (все подумали, что их выводят во двор расстреливать).

               Но тут в небе завыли самолеты, началась бомбежка, мы бросились в канаву и увидели, как бомба попала прямо в хату. Атака окончилась, осела пыль, и на пепелище остались только труба да разбитая печка. И никаких следов от нашей сестренки… До сих пор стоит у меня в ушах мамин крик.

               Село освободили. Маме колхоз потом дал небольшую хатку с соломенной крышей. Но через какое-то время она от голода и холода уехала с нами к дальним родственникам на Урал.

               Тяжелое детство с годами забылось, – говорит Нина Николаевна. – И я благодарна судьбе за то, что именно так сложилась моя дальнейшая жизнь. И мама моя пожила до 85 лет, и муж мне достался замечательный. Ведь, вы знаете, мы с Колей никогда не расставались больше, чем на неделю!

                – Еще бы. Уедет такая красавица, а тут переживай! Ну уж, нет, – улыбаясь, обнимает супругу Николай Михайлович. – Рядышком на всю жизнь.

Наталья КОЛПАКОВА.

Фото автора.

Вернуться к списку