Панель управления
Панель управления
Панель управления
Размер шрифта:
 
 
 
Панель управления
Цвет сайта:
 
 
Панель управления
Изображения:
Вкл.

Официальный сайт

Администрации Нижнетуринского городского округа

17 октября 2016

НЕ ПО "ПРАВИЛАМ КРОВИ"

              В кафе шло чудесное мероприятие: Крещенская ёлка для детей из многодетных и малообеспеченных семей, деток-инвалидов. Привлекал внимание мальчик, сидящий за одним из празднично накрытых столов. Рядом с ним был представительный мужчина, и рука ребёнка весь вечер крепко держалась за рукав его пуловера.

                Милый праздник, сладости и подарки, музыка, улыбки, художественные номера и Дед Мороз, казалось, совсем не занимали парнишку. Его ликующее существо, его замершая от волнения мордашка и устремлённые на мужчину глаза говорили: "У вас – ёлка, а у меня – ПАПА вот".

                 Это был действительно обретённый Серёжей папа – Эдуард Вячеславович КАШЛЕВ, работник 220 цеха комбината "Электрохимприбор". Человек, который взял его из детского дома и привёз в Таёжный, в свою уютную квартиру на втором этаже, в дом по улице Центральной. И теперь вот привел на Крещенскую ёлку.

                Они с женой – Людмилой Александровной, приехали тогда в Нижнетуринский детский дом не впервые. Сначала побывали здесь, чтобы взять под опеку Сёму, потом приехали за Женей, Кристиной, Дашей, Серёжей и Сашей – с борьбой, убеждением и доказательством своих самых лучших намерений. Уже здесь, в тёплой, просторной квартире, ждущей их массой игрушек, двухэтажными кроватками, вкусными запахами из кухни, дети познакомились с Лёвой, сыном супругов Кашлевых.

                  А я познакомилась ближе со всей семьей Кашлевых в апреле нынешнего года. Пятеро приёмных и один свой — такая вот была у них тогда семья. Семёна, прожившего под их опекой шесть месяцев, забрали родные.

– Лёвка очень долго не мог успокоиться, ведь это был его друг, – вспоминает Людмила Александровна. – Даже плакал по ночам. До сих пор по нему тоскует.

                   У Людмилы есть ещё два взрослых сына от первого брака и двое внуков, у Эдуарда – сын. Оба брака расстроились. И, по всей видимости, само провидение объединило этих людей во втором браке: у каждого из них бьётся в груди по огромному, добрейшему и сострадательнейшему сердцу, и оба безумно любят детей.

                 – Люду я знал давно, и она мне всегда очень нравилась. Но никогда не предполагал, что вот так у нас совпадёт с детьми-то, – улыбается Эдуард Вячеславович. – Оказалось, что мы оба просто не можем равнодушно наблюдать чужую беду. Нам хочется действовать, что бы там кто-то ни говорил и ни думал. Мы похожи, а значит нам надо жить вместе.

                 – Эдик – он такой у меня: мягкий, улыбчивый, а в деле кремень. Соседки всё спрашивают: "Зачем же столько инвалидов-то берёте? На деньги что ли заритесь?". Эдуард на это отвечает: "Деньги невелики, хоть на детей вполне хватает. И ещё возьмем, даст Бог. А ты вот попробуй тоже "заработать". Вон сколько несчастных детишек – и больных, и здоровых, да только брошенных!"

                  А я говорю: "Затем и берём, что пока они в детдоме, жизни совсем не видят. Да и что ждёт их, больных людей, после восемнадцати? Особенно наших солнечных лапушек, двоих даунят? Полное одиночество, беспомощность. Они ведь такие доверчивые! А мы их обогреем, к социуму подготовим. Останутся у нас навсегда – счастье. Заберут непутёвые родители – так они хоть ухаживать за собой будут уметь, что-то в быту делать, за себя постоять.

                  Людмила грустит, когда речь заходит об этих "проклятых" (как она говорит) правилах: нашлись родители, проявили готовность – ребёнок передаётся им. А то, что когда-то выкинули дитя из жизни, забыв на годы о его существовании, уже не считается. И опекуны, вложившие в ребёнка душу, подлечившие, да просто элементарно отмывшие его, научившие радоваться жизни, видеть прекрасное и верить в счастье, собравшие на его счету приличные суммы, во внимание уже не берутся. Согласно этим негласным "правилам крови", защищающим родительские права, удочерить Кашлевы могут пока только одну девочку из пятерых опекаемых детей. А хотели бы ВСЕХ ПЯТЕРЫХ!

                  "Так ведь – опыт!"

                  О детях они могут говорить безостановочно. Как спят, что любят, о чём мечтают, что им новенького купили – из одежды, из игрушек и школьного необходимого, чем болеют, и как удаётся обойти боль.

                  – У Кристинки ДЦП. Но это ничего. Она говорит: "Главное, я сама хожу". Она уверенно учится, заканчивает девятый класс. И очень много занимается прикладным творчеством, — рассказывают родители. — Получаются чудесные вещи. Они все у нас рукастые: гравюра, пластилинография, вышивка, лепка. Возим их в Лесной, в Центр детского творчества, в школьные кружки.

                   Женя очень хозяйственная. Спокойная, вдумчивая и ответственная, и в магазин сходит, и блины вон печь научилась. Первоклассница, хотя и маленькая ещё – осенью только восемь исполнится. На вопрос: "Кем хочешь быть, когда вырастешь?" отвечает: "Мамой. Как наша мама". Очень любит животных. С удовольствием принесли бы кота или пёсика, да вот нельзя ей из-за её болезни.

                   Серёга – общая любовь. Заводной, добродушный, ласковый. Любит порядок. Артист. Выступал на фестивале "Мы всё можем!". Зажигал.

                   Санёк совсем ещё маленький. Он даже меньше своего биологического возраста – так сложилось. Какой же он больной к нам пришёл! Худющий – 11 килограммов веса, весь какой-то синюшный, с жутким гайморитом, сильными головными болями. Промывали, кололи, лечили – главное система и внимание. Поправился, вырос уже на 6 сантиметров, хорошо спит. Старшие его опекают. А он теперь этим вовсю пользуется.

                    Дашуня – самая добрая душа в нашем коллективе. Она раздаёт свою любовь, как сказочная фея, не деля нас на взрослых и детей. Тонкая и очень чувствительная натура.

                     А наш Лёвушка – всё понимающий мальчишка, – скромно отзываются о своём сыне родители.

                     Смотрю на Лёву: да, ему трудно. Ребятня не отходит от его родителей. Им всем очень уютно рядом с его мамой и папой. Они только здесь ощутили все прелести искреннего тактильного общения. Оценили ласку и маленькими своими сердцами тянутся к этим замечательным людям. Но он сдерживает свою детскую ревность. Ведь он уже взрослый: десять стукнуло.

                     Шестеро детей самого непоседливого возраста, а в квартире идеальный порядок, чистота и уют. Кровати заправлены красивыми пледами ("Это дети сами!"), игрушки не разбросаны – у каждой своё место, на рабочих столах-партах рабочая атмосфера – уроки-то никто не отменял. Подумалось: "Как этой хрупкой, маленькой, тихой женщине удаётся "быть генералом"?

                     – Так ведь опыт. Он всегда по полочкам сам раскладывается. Когда-то была воспитателем в детском саду. Потом вот перешла в "мамы". Я у них "наша общая мама" – как-то подслушала их спор о том, чья я мама? Так вот – "общая". Знаете, какую это ответственность накладывает?

                     Возьми его за руку

                  Конечно, в воспитании таких разных во всём детей им с Эдуардом их личного человеческого опыта не хватает. Они это понимают и всё время обращаются за помощью к педагогам школы, работникам Управления соцполитики, к специальной литературе. Но главная их мудрость всё же сформировалась. Она где-то там, внутри, глубоко в сердцах: "Не можешь достичь понимания у ребёнка, возьми его за руку, подведи туда, о чём рассказываешь, покажи сам, чего ты от него добиваешься. Результат не замедлит сказаться".

                   У них есть небольшой деревянный дом в Бушуевке с приличным участком, посвящённым детям: с бассейном и детской игровой площадкой, качелями, беседкой, со шведской стенкой, прибитой прямо к брусьям дома, и беговыми дорожками, имеется скважина, построена баня. "Руки чешутся расширить дом или новый построить, большой, и еще что-то придумать для ребят, – говорит Эдуард Вячеславович. – В Бушуевке ведь такая природа, что просто рай для счастливого детства!"

                   Я уходила из семьи Кашлевых с просветлённым чувством восхищения этой замечательной супружеской парой. Боженька благоволит таким. Не могут, нет, не могут их, ни с чем не сравнимые усилия, безвозмездная энергия остаться неоплаченными таким же добром. Хоть и не ждут они никакой благодарности, она придёт. И, быть может, вот от этих самых детей. Ведь было ещё кое-что.

                   Когда сидели на диване в зале их квартиры, разговаривали (дети то приходили, то уходили – не мешали, это уж потом они осмелели и весело оккупировали зал), неслышно подошла Даша, протянула руку ко мне за спину и… положила свою маленькую горячую ладошку прямо на самую болевую точку пульсирующей вот уже несколько дней боли в моём позвоночнике. Подержала с полминуты свой "утюжок", пристально посмотрела мне в глаза, улыбнулась и ушла. Через некоторое время боль утихла…

                   Полгода спустя

                   После нашей апрельской встречи прошло полгода. Кашлевы за это время взяли в свою семью еще троих ребят из Нижнетуринского детского дома. Детки – инвалиды. "А других у нас и нет, такова специфика учреждения, — сказал мне директор Детдома Александр Иванович Шалагинов. – Но отдавали мы им детей на этот раз безо всяких препон и опаски. Таким – не страшно, замечательные люди!"

                   Старшему вновь приемному - Мише — 14 лет, среднему – Костику — 7 лет, младшей – Наташе – 4 с половиной годика. Болячек у ребят – букет, а стало быть, и внимания требуется в разы больше. У Наташи и Кости дистрофический вес, очень слабый иммунитет – постоянная аллергия, приходится отдельно им готовить пищу — у них "пятый диетический стол".

                       У Миши недействующая рука и очень сложный характер. Он индивидуалист, пока ни с кем из детей близко не сошелся. Иногда агрессивен. С ним, оказалось, труднее, чем со всеми остальными детьми.

                    - Но мы не унываем, — говорит Людмила Александровна. – Теплый дом и забота любой камень растопят.

                    К тому времени Кашлевы увеличили квартиру в Таежном – купили смежную, сделали там ремонт – теперь места хватает всем. Но лето Кашлевы провели в Бушуевке. Прозрачный воздух, необычно жаркие для Урала деньки, лес с его ягодными да грибными дарами, парное молоко, своя зелень в огородике, крепкий сон, блаженная свобода на природе – все это сослужило добрую службу. Ребята окрепли и еще больше сдружились в играх, совместном труде и отдыхе, а еще – буквально купаясь в доброте и заботе обретенных родителей.

                    Новенькие присоединились к ним только в середине августа. Их приняли сердечно, доброжелательно. И ребята очень быстро влились в общую компанию.

                    — Разумеется, не бывает в жизни 100-процентных сказочных идиллий. 

                 Случаются и ссоры, и повысить голос вынуждена порой, — говорит Людмила Александровна. – Иной раз понимаю, что так много внимания уделяю чужим детям, что не остается времени на своего Левку. Он порой обижается: "Всех на машине в Лесной по школам развозите, а я так на маршрутке!" (мы на нашем маленьком жигуленке делаем действительно двойную ходку по утрам и после занятий, а потом – в кружки и школы дополнительного образования, а также – на лечение).

- Ну давай отдадим их всех обратно, — говорю Леве.

- Да ты, что, мам! Как же они без нас? Нет уж, пусть тут живут. Им тут лучше.

Наталья КОЛПАКОВА.

Фото автора. 

Вернуться к списку