Панель управления
Панель управления
Панель управления
Размер шрифта:
 
 
 
Панель управления
Цвет сайта:
 
 
Панель управления
Изображения:
Вкл.

Официальный сайт

Администрации Нижнетуринского городского округа

8 апреля 2016

РАССКАЗЧИК ЗДЕШНИХ МЕСТ

         Он художник. Любит не просто рисовать, он обожает копировать шедевры старых мастеров: Родена, Мане, Гогена, Рубенса. Но художником-копиистом себя не считает. Говорит: "Слишком высокое это звание. Вот когда научусь передавать все тончайшие оттенки человеческой кожи, светящийся абрис лица, тогда может быть…"

            Вся жизнь Владимира Печурина – это Нижняя Тура, картины и спорт. Он чемпион города по волейболу, много лет играл в городской сборной команде по хоккею с мячом. Команда была неоднократным чемпионом Свердловской области, двукратным чемпионом Центрального совета физкультуры и спорта СССР. Они, ветераны хоккея, до сих пор выходят на поле, спасибо спонсору — заводу "Тизол". И очень сожалеют о том, что хоккей с мячом в Нижней Туре приказал долго жить.

            Личность он, в общем-то, в городе известная. Здесь, в Туре, родился, учился, креп, завел семью, вырастил двоих детей – сына и дочь. Здесь прошла вся его "шестидесятка" — годы труда, исканий, годы огромного, заполняющего всю душу и сердце, все свободное время, да что там – жизнь! – увлечения. Живопись просто проросла в него сильными корнями и питает, питает неистощимым вдохновением.

             Двадцать лет трудового стажа отдал дорожной фирме "Магистраль", 20 лет – НТМЗ (там, в промежутке, еще три года "Тизола" затесались). И везде он — художник-оформитель и спортивный инструктор. Две такие разные ипостаси каким-то образом уживаются в нем вот уже столько лет. Спорт выковал поджарую, легкую на подъем фигуру. Рисование – острый, вдумчивый взгляд философа, уверенную руку мастера. 

              Кисть в руках оказалась в самом раннем детстве. Рисовал все: портреты, пейзажи, натюрморты. Пробовал графику, но прикипел именно к "маслу". Понимал: только масляные краски придают и колористику, и настроение. Всем нравилось, все восхищались, говорили: "Твердая рука, очень похоже, красиво". Но после восьмого класса школы все-таки поехал в Свердловское художественное училище, "хотелось писать правильно".

              А что значит правильно? Техника – конечно, очень важна. Но тогда еще пришел к главной своей установке: правильно, значит — предельно реалистично: "Авангард — не по мне".

              До сих пор не отказывает себе в удовольствии переписать понравившуюся картинку с четким пейзажем или не очень банальным натюрмортом, какую-нибудь удачную фотографию – с фотоаппаратом не расстается. Увлекся еще и ажурной резьбой по дереву, кружевная вязь дома и в раме зеркала, и на спинках стульев. Но живой пленэр всегда на первом месте.

              - Как не любить нашу уральскую природу?! Я летнюю утреннюю росу вот просто бы в ладони собирал и умывался бы ею. А солнечные лучи на раннем восходе! Такие живые, что хочется их потрогать, как только что проснувшегося ребенка. Да вот не даются они в руки-то. Ускользают, словно переливы, которых добиваешься в красочных оттенках на картине.

               Надо сказать, удержать переливы ему удается. Прозрачные акварели весенних пейзажей, хрупких и уже тающих под несмелым солнышком, хрустального зимнего утра на берегу Туры, буквально ощутимый жар солнечной летней поляны с проклюнувшейся земляничкой под тенистым опахалом бархатной еловой ветки… Эти работы впечатляют до самой глубины. Работы разных лет, но они объединены одной подспудной идеей: правдиво, тонко и точно передать КРАСОТУ, удержать ее на холсте для тех, кто до этого проходил мимо, а теперь сражен до самых душевных глубин и что-то высокое, ясное почувствовал и понял в себе. Сложная доля у рассказчика здешних мест.

                 Один из его зимних уральских пейзажей украшает гостиную ирландских друзей Ларисы Павловны Каревой (бывшего классного руководителя Владимира). Вообще, в подарках разошлось много картин. Многие копии мастеров возрождения или наших русских художников-передвижников тоже разобраны друзьями и знакомыми.

                 Море – отдельная песня. Очень много копирует Айвазовского, ловя и впитывая его неуемную энергию, динамику и душевную бурю. Пишет иконы. Две увез друг на Украину. Сказал: "Будут мне оберегом". Последнюю – Святого князя Владимира – решил подарить нижнетуринскому православному храму.

                  - А деревянный ажур мы из кедры режем. Друг заразил, Мышкин Владимир, он прекрасный резчик по дереву, – рассказывает Владимир Павлович. - Дома все в кружеве, как в снежном куржаке. Делал и заказы. Резной шкаф для школы искусств, например, резной триптих в кафе НТМЗ (здание бывшей седьмой школы), художественную резьбу в пятой школе, украшена столовая третьей школы. Однажды целую дачу оформили резным деревом, на берегу Чусовой, для Росселя. Сделали резной колодец, резную беседку. Эдуард Эргартович был очень доволен.

                   Резец и кисть уживаются в его крепкой руке легко. Ему удается как портретная живопись, так и пейзажная. Копия со знаменитой картины художника-голландца 18 века поражает экспрессией, которой буквально переполнены охотничьи собаки, красивые, стремительные. А ведь не все – даже великие мастера, такие, как Шишкин, например, могли писать наравне с природой живых ее обитателей. Известный исторический факт: в картине "Утро в лесу" медведей Шишкину рисовал Поленов. Талант плюс что?

                    - Наверное, труд и упорство, — улыбается Владимир Павлович. – У меня своя мастерская. Как только выдается свободная минутка, я – нырь туда! И корплю. Художник обязан уметь все. А копии – знаете, какая школа! Если б еще была возможность с подлинника копировать, это вообще была б сказка. Понимаешь движение мысли мастера, видишь направление его мазков, моменты смены тональности. В "Третьяковке" оторваться не мог от шедевров.

                     И потом, мне везло на учителей и даже на понимающих начальников. Взять Евгения Александровича Карпова, бывшего директора НТМЗ. Он давал нам, художникам, творческие дни, чтобы мы выезжали на пленэр. Отправил как-то нас в Прибалтику посмотреть, как там оформлены рестораны, кафе. Потом поручил оформить кафе на заводской "литейке". Положился полностью на нашу фантазию. Я придумал интерьер в виде пещеры хозяйки Медной горы – Бажов так вписывался в идею! Сделал огромное масляное панно, а на отделку стен под камень не хватило денег. Карпов безоговорочно исправил положение. Оформили стены каменной кладкой Антонина Богданова и Николай Куськов, помогала Валентина Ежова. Получилось неплохо.

В планах у Печурина – "писать и выставляться". Говорит: "Выставка к шестидесятилетию – подарок себе и людям". С нетерпением ждем.

Наталья КОЛПАКОВА.

Фото из архива В.П.Печурина.

Вернуться к списку