Панель управления
Панель управления
Панель управления
Размер шрифта:
 
 
 
Панель управления
Цвет сайта:
 
 
Панель управления
Изображения:
Вкл.

Официальный сайт

Администрации Нижнетуринского городского округа

25 марта 2016

Двадцать лет спустя

         В лесновской "Бажовке" меня ждал высокий симпатичный парень с короткой стрижкой темных волос, блестящими глазами и белозубой улыбкой. Весь – сплошной импульс.

        - Здравствуйте. А Вы, я вижу, совсем меня не узнаёте?

         — ???

         - Я Ваш бывший воспитанник по клубу юных журналистов "Голфстрим". 96-й год, ЦДТ… Ну, помните? Я – Виталий Шпилевский.

         Это ж надо — милое, доброе "теплое течение" прибило нас друг к другу 20 лет спустя. Просто Дюма, да и только!

         — А ведь именно Вы заразили меня тогда творчеством, — улыбается Виталий. – Всё — с Ваших "Арабесок". Африка среди уральской зимы, Сахара и прочее, и прочее… Пишу вот рассказы. На романы замахнулся.

          На сайте proza.ru действительно и его рассказы в реалистическом, а больше – в футуристическо-фантастическом стиле, и синопсис мистического романа-триллера, и аннотации на другие романы.

           — Ничего пока не опубликовано (нет денег), но многое завершено и кое-что новенькое уже опять "копошится" в голове – прям, как болезнь какая-то, — не то констатирует, не то сетует Виталий.

           Короли, эпохи, флибустьеры

           Далёкие прошлые эпохи, страны и короли, моря, шторма и пираты, мрачные рыцари-крестоносцы и языческие богатыри, противостояние добра и зла, божественного и дьявольского – темы, которые держат его в объятиях неуёмной фантазии, в тисках особого какого-то долженствования: если это приходит в сознание, в сердце, значит, это кому-нибудь нужно, и грех притормаживать в себе сей поток, сей творческий напор. А может быть – ценную информацию, которая далеко не всем даётся откуда-то сверху…

           Но, как выяснилось, не только поэтому он пишет. Ему еще и безумно интересно. В процессе написания очередного произведения он постигает целые пласты новых знаний в самых разных областях. Например, описывая Париж ХV111 века (как, впрочем, и Флоренцию, Лондон, Московию), он тщательно изучает географические карты тех времён, и французский дворянин едет у него в романе по исторически существующим на то время улицам, в дилижансе, сделанном мастерами той эпохи, одетый в костюм по моде тех лет.

            "Я – выдумщик"

            Любимая литература Шпилевского: "Петр Великий" Толстого, "Мастер и Маргарита" Булгакова, "Граф Монте-Кристо" Дюма. Вместе посмеялись: нет, не "Виконт де Бражелон. 20 лет спустя", а именно "Граф Монте-Кристо" — "цельное, закольцованное произведение, крутой детектив с ярким главным героем и твёрдой точкой в финале", как говорит Виталий. Нет, ну конечно, присутствуют и Олдос Хаксли "О, и Толкиен, и Стругацкие, и Бушков. Но классика – стержень. Я подумала: вот откуда у него этот стиль, так тяготеющий к классическому: богатая образность и логическая четкость повествования, тщательно прописанные детали, личная авторская культура и масса неожиданных знаний, переданных ненавязчиво скромно.

              И на Форуме молодых писателей России, на который он был приглашен в Москву после отбора его произведений в Интернете, ему сказали приблизительно то же: "Любите классику. Похвально". Оценили его футуристическую эксцентрику, пожелали "так держать" и посоветовали попробовать себя еще и в жанре исторического "фэнтази".

              - Когда мэтры "разбирают по косточкам" твое творчество, вот тут-то и приходит опасение, что почтут за малограмотного – ни корректуру, ни литературную правку никто у меня не проводил, тексты, можно сказать, "сырые". Но зрили в корень. И это приятно, — делится мой герой.

               А я листаю распечатки рассказов. "Последний храм", "Цена прозрения", "Искупление"…

               "Не знаю, откуда приходит…"

               " Тишину и безмолвие древнего святилища не нарушал ни один звук. Чистый, мерцающий свет звёзд и сияние бледной луны изливались с растворённых небес на высокие каменные столбы, застывшие тёмным кругом вверху пологого холма… Каждый столб от низа до самого верха покрывала вязь старинных рун с летящими птицами, рыщущими волками… Обрамляли древние руны вырезанные из камня лики богов, покровителей племени ливов, хозяев этих мест".

                 Это рассказ "Последний храм". И мирная, образная картинка – только начало. Дальше — пронзительно печальная история гибели от рук крестоносцев целого народа. Непримиримого народа, воины которого, оттесненные к подножию храма, спокойно и решительно бьются с врагом до последнего вздоха. Гордые ливы умирают на дыбах и решетках, горят в кострах, но до последнего вздоха остаются свободными. А матери убивают своих детей, чтобы те не попали в руки варварам, и потом сами бросаются на мечи и кинжалы, отправляясь непокорёнными в мир теней.

                 — Я не знаю, откуда это мне приходит. Но, когда вижу красочные картины, я стараюсь наиболее точно передать увиденное, чтобы никаких вопросов, сомнений (что я был там!) у читателя не возникло. А для этого приходится много читать об эпохе, без конца рыться в Интернете. Помогает жена, Таня.

                 Муза

                — Таня — моя муза. Знакомство с ней — самый знаковый период в моей жизни.   Произошло оно еще в студенческие годы, когда вместе ездили в Екатеринбург на одном автобусе (Таня уроженка поселка Ис). У нас уже двое ребятишек – сын и дочка, — делится Виталий. – Один институт, один курс, группа, одна профессия – оба экономисты, а вот сплотила литература. Жена – первый читатель, первый и самый строгий критик. Мой буфер. Может, "бытовка" бы и заела, но не с Таней. Я ведь – выдумщик. Как все люди писательского ремесла, немножко не от мира сего. Записываю везде, где настигает вдохновение. Наговариваю на "сотовый" тексты, всякие обрывки мыслей. Я весь в себе, и это или принимается, или… Таня приняла меня таким и окунулась в мой мир с головой. Всё понимает, удерживает на краю, когда совсем уж зависаю над пустотой, держит нишу, когда вхожу в творческое русло.

                Творчество есть одиночество

                 К сожалению, это так. Виталий это прекрасно понимает. Принимает и то, что плюсом к одиночеству – тяжелейший труд. И пусть пока писательство для него хобби (семью-то кормит профессия, комбинат), он знает, чувствует, что литература – его будущее. Поэтому так тщательно работает над слогом, над деталями, так трепетно относится к фактам.

                 "Но что это? Пиратские ядра и книппеля в мелкие щепки крошили мачты королевских судов, дырявили паруса и обшивку, но все ядра ответных залпов королевской эскадры, как горох, отскакивали от пиратских судов. Ружейные выстрелы гренадёров также не причиняли команде Филареса ни малейшего вреда. Ни один пират даже не был ранен… Взревев от такого подарка судьбы, команда "Чёрного Единорога" бросилась на абордаж "Королевы Елизаветы". Отчаянный вопль беспощадно уничтожаемых людей повис над побоищем…"

                    Это его "морские всплески" — рассказы: "Сделка", "Праведник", "Остров "Чёрного Единорога". Последний бой Хромого Монаха и его пиратского, "пропитанного солью и кровью, но всё ещё грозного фрегата", сделка с дьяволом, нарвавшаяся на такую же сделку, история раба, ставшего пиратом – "Крестником дьявола", победа алчности и… выводы, которые приходят сами. А ещё – вопросы: кто сильнее и что важнее в этой жизни?

                    Судьбы нет

                    Рассказы – это только начало его творчества. "Копошатся" в нём (как он сказал) и романы. Серьёзные, противоречивые, в том числе – и с проблемами веры. В одном из них история древних библейских времён знакомит нас с восьмым архангелом Ниазаилом. Повествование ведётся устами современного молодого агента по продажам недвижимости, в душу которого вселяется архангел, оценивается его глазами и интеллектом.

                    История полуфантастическая, выстроена в стиле триллера, но всё же она чисто историческая. Ниазаил – средоточие абсолютной разрушительной силы, оказывается втянут в восстание Дьявола против Бога. Все перипетии борьбы налицо. Но в итоге он перевоплощается во вместилище добра и отдаёт своё бессмертие в обмен на жизнь земной девушки. Что этому способствовало? Прочтёте – узнаете.

                    Второй роман – о семи грехах. Он относит нас в древний и вечный Рим, к диктатору Гаю Юлию Цезарю. И вновь сквозь призму личностного видения группы современных лиц, которые ищут артефакт – некое Око Бога Ра, выписываются сцены и мысли, тонкими нитями связующие нас с космосом. Око неземного происхождения, оно является, по сути, "черным ящиком" Вселенной. Заглянув в него, человек может увидеть будущее и даже повлиять на него.

                    - Помните, в "Терминаторе-2": "Судьбы нет". Да, действительно, мы научились повелевать своими судьбами, многими процессами в природе, и то, что мы сейчас делаем с планетой, со своей жизнью, неотвратимо влияет на будущее. Вот к таким истинам потихоньку прихожу.

                    Стремительное движение вниз

В одном из последних его рассказов "Психоз" поднята проблема подросткового взросления. Она подана Виталием так необычно, на таких полюсных сравнениях, что в некоторых моментах буквально цепенеешь, читая его. "Меня зовут Максим и я сумасшедший. С 14 лет я слышу в своей голове Голос". Так начинается рассказ, сразу же беря читателя в оборот. А сам Голос — живое, властное, агрессивное и хитрое существо - овладевает юным сознанием, буквально подталкивая главного героя к ужасным поступкам, граничащим с преступлениями. "Ты можешь это сделать! Давай же! Смазливая физиономия у придурка, ее не мешало бы подправить!". "Ненависть захлестнула меня, и я, недолго думая, ударил одноклассника между ног, а когда он согнулся от боли, схватил его за волосы и начал бить лицом о стену. С каждым ударом гнев на этого человека всё больше и больше разгорался в моей душе, а Голос возбужденно кричал: "Давай! Давай ещё!"

                    Голос разрушал сознание. Точнее, это и была главная цель монстра, сидящего внутри. Налицо не раздвоение личности, нет. Стремительное движение вниз, к пороку и жестокости, в пустоту. Не могли помочь ни доктор, ни священник. Отчаяние захлёстывало.

                    "Запомни это"

                    И вот пришла любовь. Хрупкая, нежная девочка, смертельно больная, но такая сильная! Он встретил ее, когда "в полном умственном забвении, окончательно потеряв ощущение реальности", поднялся на крышу дома, чтобы шагнуть с нее в небытие. Голос, ранее гундевший: "Счастье не для тебя, это удел идиотов!", теперь возбужденно шептал: "Отличная идея встретить конец… Освободи себя!" А внизу стояла Мира и смотрела на него. "Не делай так больше", — попросила серьёзно.

                     Светлое чувство радости и желание жить – вот, что она дала ему.

Голос постепенно сдох в его душе. Любовь легко выместила его, вытолкнула наружу, восвояси. Герой научился не замыкаться в себе и не отворачиваться от жизни. Потому, что навсегда запомнил слова Миры: "Человек рождён, чтобы любить. Запомни это… Просто любить, тянуться, стремиться, жалеть и переживать. Когда любовь исчезает, исчезает жизнь, исчезает её смысл. Люби жизнь, люби всё, что с тобой происходит, и никогда не забывай этого".

Наталья КОЛПАКОВА.

Фото из личного архива Виталия ШПИЛЕВСКОГО.

На снимке: Виталий Шпилевский, работник комбината "Электрохимприбор", участник Форума молодых писателей России.

Вернуться к списку