Панель управления
Панель управления
Панель управления
Размер шрифта:
 
 
 
Панель управления
Цвет сайта:
 
 
Панель управления
Изображения:
Вкл.

Официальный сайт

Администрации Нижнетуринского городского округа

20 августа 2015

ИЗБРАННЫЙ ГВАРДЕЕЦ

 В честь 85-летия Воздушно-десантных войск России орденами генерала В.Ф.Маргелова награждены нижнетуринцы, бывшие десантники: Анатолий Помыткин, Алексей Фомичев, Константин Чеканов, Олег Халикин, Андрей Щур, Юрий Поздеев, Дмитрий Жаворонков. Среди орденоносцев и Сергей Бабин, как и многие награжденные ВД шники- афганец. 

 

      Такие мужики сразу внушают доверие. Спокойная размеренность, обстоятельность, скромность. И мощная харизма воина, защитника. А еще – выправка и какая-то особая ловкость движений (при высоком-то росте и внушительном весе), свойственная лишь людям особой физической подготовки. 

       Давным-давно сменил Сергей Владимирович Бабин голубой берет "крылатой десантуры" на цивильный головной убор, а прожженную солнцем, побелевшую от стирок афганскую "котоновку" — на гражданский костюм и цеховую спецовку "Венты". 

      Но военная косточка, та самая избранность – остались.

Тогда, в далекой молодости, их действительно отбирали среди сотен его ровесников-призывников, чтобы был характер, чтобы упорство, смелость и крепкие, как канат, нервы. Отбирали сразу для службы в воюющем Афганистане. И готовили соответственно в специализированной "учебке" (учебном центре Лосвидо в Белоруссии). 

      Шесть месяцев интенсивных курсов военной подготовки, несколько прыжков с парашютом из Ан-2, мускульная качка и выработка дыхания, обучение навыкам адаптации в любой обстановке и в любом окружении. 

     Десант – это не шутка.

Отец-основатель воздушно-десантных войск гвардии генерал-майор Василий Филиппович Маргелов так определял суть десантника: "Сбит с ног – сражайся на коленях, идти не можешь – лежа наступай!" И констатировал: "В случае войны парни в голубых беретах будут брошены в пасть агрессору с целью разорвать эту пасть".

      Так и было. Историки потом признают, что именно десантники, наряду со спецподразделениями и разведчиками, были самыми боеспособными и подготовленными частями Советской армии восьмидесятых-девяностых. Они вошли в Афганистан первыми и покинули ДРА последними. А ударным костяком десанта были части 103-й гвардейской дивизии ВДВ и 345-го отдельного парашютно-десантного полка. Именно в этой дивизии и служил гвардии сержант Сергей Бабин.

       Они стояли отдельным батальоном в провинции Бамиан. Той самой, на территории которой происходило большое число боевых действий. И той самой провинции, что обошла сейчас, почти тридцать лет спустя, просторы Интернета, в связи с беспрецедентным актом вандализма шахидов – уничтожением четырех древнейших статуй Будды. 

       Тогда солдат Сергей, бывал по заданиям в горах Гиндукуша и Каракорума, видел эти статуи. Они с ребятами фотографировались у гигантских ног этих статуй. Помнит, какой неземной красоты природа в тех местах – настоящий райский уголок с хрустальными тайнами озер, чудесной растительностью и причудливыми рисунками прибрежных скал. И помнит, что даже в огне той давней афганской войны древнейшие памятники зороастрийской, буддийской, исламской культуры не пострадали. 

       Помнит, и как промозгло было в горах зимой, как невыносимо жарко в песках – летом. Даже смена дня и ночи в этих краях такая резкая, что порой, намучившись в сорокаградусную жару днем, надеваешь ватник ночью, заступая на пост.

Помнит и свою армейскую службу. Она вся прошла у него в Афгане. "Даже переслужил два с половиной месяца, — улыбается Сергей Владимирович. – Вот только Родине переслужить нельзя".

- Высадка из вертолета в начале девяностых проходила у десантников без парашюта. "Вертушка" (Ми-8) просто зависала в трех метрах от земли, а мы десантировались при полной боевой загрузке в 78 килограммов, — рассказывает Сергей Владимирович. – Было тяжело. 

      Приземляешься и, бывает, сразу в бой. Это уже годы спустя наш любимый "дядя Вася" (генерал Маргелов) придумал мягкий спуск десанта, находящегося в технике, на воздушную (а позже – поствзрывную) подушку. Песня! А тогда…Из недр вертолета выпрыгивает отделение в 12-14 человек, пешим ходом направляется зачищать от вооруженных душманов целый кишлак или брать караван с оружием и крепкой охраной, имея при этом лишь автоматы и гранатометы. Раненых уносим с собой, убитых тоже не бросаем – чтобы не попали на растерзание к душманам.

       Мы отлично понимали (да и офицеры нам разъясняли обстановку): не укрепи Советский Союз свои южные границы, здесь сразу же появятся американские военные базы. Да, война была кровавой, но вполне понятной, и пусть не прикидываются несведущими некоторые политики: государству нужны были чистые границы с Афганистаном. И мы выполняли свой интернациональный долг.

       Ну а как поведет себя в этой войне местное население – было загадкой. Оказалось: местное не значит мирное. Вооруженные западом банды душманов были на своей территории, знали каждую пядь земли, каждую расщелину в горах. Их не зря называли духами, они появлялись, как привидения, из всех этих горных расщелин и катакомб и нападали подло, в основном по ночам. Безобидный на вид земледелец днем работает на своем участке, а ночью профессионально воюет с русскими "шурави". На противостояние и скрытую ненависть нацелены были даже дети. В руках доверчивых советских солдат взрывались заморские авторучки, радушно подаренные афганскими подростками, брызгали ядовитым газом сувенирные пищалки, вспыхивали шкатулки, лишая наших ребят зрения и уродуя лица. И первым, чему учили новобранцев умудренные "дружественным опытом" и закаленные боями старшины, было предостережение: "не доверяй", "оглядывайся", "проверяй".

        Военные афганцы вели себя несколько иначе. Однажды Бамиан оказался отрезанным от большой земли, три месяца вертолеты из Кабула не могли прилететь в провинцию. "И нас кормила афганская армия "Сарандой", — вспоминает Сергей Владимирович. — Вот тогда попробовал настоящий плов и вкусные лепешки. И опять же, днем кормят, улыбаются, с офицерами на дружественной ноге, а по ночам постреливают в нашу сторону".

        На вопрос о дедовщине Бабин только досадливо хмыкает: "Какая дедовщина? Мы же воевали, прикрывая друг друга!"

Двадцать месяцев непрерывных боевых действий, контузия, ранение. После контузии, когда снаряд от гранатомета взорвался прямо над его головой, только три дня в санчасти отлежался, а потом "слинял" (как он выразился) в свою палатку, убедив медперсонал в полном выздоровлении. 

      - Ерунда ведь. Вон ребят как покорежило: Саня Таравков из Волгограда – без ноги, Сереге Лихацкому снарядом оторвало руку, а Саша Валюгин из Ревды – погиб. И всего-то за 80 дней до дембельского приказа! Кто на мине подорвался, а кто сам себя взорвал в окружении, чтобы духи в плен не взяли. Ребята служили героические! И не могли нас запугать ни вылазки душманские, ни их зверства. Уже во времена чеченской кампании в фильме "Чистилище" показан жуткий эпизод: на позиции наших войск прилетает голова русского солдата, которой выстрелили из гранатомета. 

      Это не чеченская, это афганская история… Это к нам в лагерь прилетали головы товарищей. Просто зверства боевиков те же, ведь и готовятся они все эти годы в одних и тех же лагерях, спонсируемых Америкой.

Конечно же, я не удержалась от вопроса об Украине. И Сергей Владимирович сказал: "У меня в роте служило много украинцев, были и с Западной Украины. Почти со всеми ребятами мы общаемся в социальных сетях. Так вот, они с нами, а не с ними, фашиствующими националистами, уничтожающими собственный народ! И так же, как и мы, готовы защищать ЛНР и ДНР.

       Его любимая и самая дорогая награда – медаль "За боевые заслуги", хотя есть и ордена: "Она сама за себя говорит". Да и орден Маргелова (считает Сергей Владимирович) дан им всем именно за службу в горячих точках. Самое незабываемое, тяжелое и, как все в юности, светлое, возвышенное и… проклятое время. 

После Афгана предложили службу в Сирии. Несмотря на то, что обстановка в этой мусульманской стране тогда была мирной, сказал: "Хватит. Навоевался. Я газоэлектросварщик, выучусь на технолога — у нас на Урале полно заводов. Да и вообще: человек я мирный".

Наталья КОЛПАКОВА.

 

 

Вернуться к списку