Панель управления
Панель управления
Панель управления
Размер шрифта:
 
 
 
Панель управления
Цвет сайта:
 
 
Панель управления
Изображения:
Вкл.

Официальный сайт

Администрации Нижнетуринского городского округа

17 июля 2015

В едином порыве.

   

Такие вот семьи и составляют ту самую сердцевину нашей уральской глубинки.

       Мы расположились в уютной гостиной. Рядом сияет веселыми летними красками маленькая чистая кухонька. А здесь, в просторной комнате ладного домика, где мы утонули в мягких креслах, витает тонкая, но такая ощутимая аура доброжелательности и интереса.

         Хозяева – Светлана Иосифовна и Владимир Григорьевич Архипенко – немного смущены вниманием прессы к их семье, но не тушуются. Спокойны, размеренны. Только вот жена все время держит мужа за руку. Потом, когда фотографировались в их "цветочном царстве" — маленьком аккуратном садочке, уже он не отпускал от себя жену: то за руку возьмется, а то приобнимет. Подумалось: надо же, какая связь крепкая.

- Приболел малость мой Григорич, — грустно улыбается Светлана Иосифовна. – Но ничего, травками отпою, отогрею. Терпения и времени хватит, забот ведь на пенсии не так уж много, живности во дворе не держим, как раньше, хозяйства никакого.

- А я? – шутит муж.

- Да, куда я без тебя?!

         Такое согласие меж супругами в наше время редкость. Некоторые семьи за такой, как у них, семейный стаж не по разу уж разладились бы. А их бастион крепок. Вместе они вот уже пятый десяток лет. Она, выпускница педиститута, ехала сюда на один год, попрактиковаться, а потом в мамину школу в Верхотурье вернуться. Но так получилось, что один превратился в сорок один. И Платина, и школа стали судьбой. И виной тому был молодой симпатяга-парень, что встретился ей в тот самый первый день в электричке. Нога сломана, в гипсе. Но веселый, балагурил всю дорогу. Волнистые светлые волосы, лучистые глаза и широченная улыбка. Как тут было не влюбиться?

         А он… "Как косищу ее увидел, так и обомлел, — вспоминает Владимир Григорьевич. – Думаю: "Это кто ж такая в нашу глушь направляется? Надо бы познакомиться".

        И познакомился. В едином порыве и на всю жизнь. Теперь у них двое замечательных детей, трое внучек, верность, согласие да любовь… в доме, что окнами смотрит в тайгу.

        Скажем прямо: места здешние особенные. Всей цивилизации всегда здесь было — железнодорожная станция, расположенная на ветке Екатеринбург — Нижний Тагил – Серов, да небольшой лесозаготовительный участок. Много лет и связи-то телефонной не было. И хоть обижаются платинцы, когда их поселок глухоманью называют, а надо признать, что в чем-то прав приезжий люд: дороги нет, промышленности никакой, предприниматели едут неохотно магазины да парикмахерские открывать. Но и он, люд приезжий да придирчивый, вскорости меняет свое мнение, дай только пожить здесь два-три дня да местными чудесами напитаться. 

       А главное местное чудо – тайга. Сначала ты буквально "плывешь" от чистейшего ее озона, голова кружится, и кажется, что вот-вот наступит обморок. Потом привыкаешь к этому пьянящему, волшебному воздуху и приходит невероятная активность. Горы бы свернул – столько сил появляется.

       Вот Владимир Григорьевич горы-то всю жизнь и сворачивал. Представьте, работая главой администрации Платинского сельского Совета, он был несколько лет одновременно и начальником Платинского лесоучастка. К тому же всегда и везде пригождались его личные умения — навыки механизатора широкого профиля. Он в совершенстве знал лесозаготовительную технологию, ему приходилось работать и трактористом на трелевочном тракторе, и оператором челюстного погрузчика, и бульдозеристом. И вот, позже – руководителем, но всегда действующим специалистом, в гуще народной. Везде справлялся. Везде уважали за честный труд, за добросердечное отношение к коллегам и подчиненным, за незаменимость его и готовность в любом деле проявиться, все смочь, других поддержать.

           Закалка та еще. Они оба – и он, и Светлана — из семей фронтовиков. Архипенко-старший, Григорий Сидорович, призвался на фронт в 41-м, из Лялинки, куда в 30-е годы поселили спецпереселенцев. Три застроенные улицы были у села, нынче только погост остался. Воевал отец на Кавказе, участвовал в Сталинградской битве, дошел до Берлина, вернулся с войны – в 46-м, весь в орденах и… без единого ранения. Люди говорили: "Такая счастливая судьба с ним воевать ходила, а может, жена в молитвах берегла". Пострадал уже на гражданке, потерял ногу и кисти рук. Но не пал духом. Семья большая – семеро детей, хозяйство. Без своей Пелагеи Андреевны, певуньи да красавицы, вряд ли со всем справлялся бы. Героическая была женщина.

           А Светланин отец, Иосиф Васильевич Чуковенков, прошел свой фронт в два военных года, лейтенантом-политруком. Был на "дороге жизни", ведущей в Ленинград. Считай, в блокаде побывал, потому что пайку им выдавали, как и ленинградцам. В войсках у них цинга свирепствовала, болезни, голод. В 43-м, когда Ленинград освободили, попал в госпиталь с истощением: на 180 сантиметров роста – 48 килограммов веса. Подлечился, окреп да в 44-м году женился. Через год приехали они с Марией Павловной, молодой женой, учительницей, в Верхотурье. Так на Урале и осели. По материным стопам в педагогику пошла Светлана, а потом и ее дочь Надежда.

           - В председателях сельсовета мне приходилось и снабженцем быть, о благоустройстве села беспокоиться – со всеми ведь проблемами люди в сельсовет идут, — вспоминает Владимир Григорьевич. – Спасибо Олегу Ивановичу Чечетко, бывшему в те годы председателем горисполкома, помог тогда бетонную дорогу от магазина проложить, кабельную телефонную связь протянуть. Раньше-то как было: дожди пошли, связь нарушена. В городе на наши жалобы отвечают: "Высохнет – заговорите". Разве ж это дело?

           Когда леспромхоз крепко на ногах стоял (а это были семидесятые-восьмидесятые), народу помогали охотно и безвозмездно. Надо дров заготовить, привезти для школы – везем, надо трактор пригнать – пожалуйста, пенсионерам, ветеранам помочь – без вопросов. Денег и тогда не хватало. Но людей не забывали. Да и народу побольше у нас жило – до шестисот человек. Сейчас в Платине и двухсот человек не наберется. Но люди здесь дружные, умеют добро помнить, умеют запросы умерить. История, наверное, объединяет. Традиции старожилов.

            110 лет, собственно, железнодорожной станции. Это она – родоначальница поселка. В 1905 году ее начали строить, но на карте России уже обозначили. А вот название поселку дали старательские бараки да шурфы, разрытые дикими группками золотоискателей. От дома Архипенко пойди на Степановский лог – там всюду шурфы заброшенные.

            Это при советском уж времени шпалорезки по всему лесу появились, а на 67-м километре, за речкой, за бугром тарный цех вырос, Молотовский лесоучасток организовался. В войну болванки для ружей делали, лафеты, шпалы, много других заказов выполняли.

             И сейчас, как говорит Светлана Иосифовна, Платина – это в первую очередь лесопоселок, который совсем немного занимался добычей драгметаллов, но с годами эта добыча перешла в ведение Пермской области. Есть здесь и ее (Светланы Иосифовны) родная школа, в которой годы прошли, как песня, и детский сад имеется, и клуб, фельдшерско-акушерский пункт, почта, два магазина, несколько лесопромышленных частных предприятий, построена нефтеперекачивающая станция. Все праздники платинцы вместе.

             Ее не забывают ученики, и она очень рада, что есть среди ее выпускников (а было 4 выпуска) и педагоги, в частности – филологи. Она умудрилась не только литературой, но и цветоводством своих учениц "заразить". Георгины, гладиолусы, гортензии, лилии, примула, дицентра, анютки-самосевки – все это ее цветочное царство. А вон маленькие голубые озерца льна, цветка утреннего, необычайно душистого. Благодать.

- Володя мой тоже к цветам неравнодушен, — говорит Светлана Иосифовна. – Хоть и главная его любовь с детства – лошади, видите сколько репродукций у нас, скульптурок. Все дарят, зная его привязанность. Как-то он спрашивает меня: "А почему у нас нет роз?" Я пожала плечами.

Тут по осени смотрю – несет кусты роз.

- На вот. Царицу – к царице. Ну, удивил прямо.

- А про глушь нашу скажу вот что: утром, как птицы запоют, встаю, несколько шагов делаю – и я в лесу. Тихо, тепло, ни ветерка. Под ногами ковер из листьев и хвои. Дурманит дух кедра и сосны. Соберу 3-4 грибочка на утреннюю жареху да земляники с полстакана к чаю – и домой, завтрак готовить. Разве это счастье можно с чем-нибудь сравнить?!

Наталья КОЛПАКОВА.

 

Фото автора. 

Вернуться к списку